Пропавший ребёнок
Пропавший ребёнок

Каждый человек помнит себя с определенного момента. Самые ранние мои воспоминания встают как очень яркие картины, словно вспышки. Например, вспышка, где я по пояс в воде ловлю лягушек в песчаном котловане. Мои ноги вязнут в теплом песке, и меня затягивает все глубже. Мне года три или четыре, я один и вокруг, кроме лягушек никого нет.

Зачем я залез в этот котлован, на месте которого скоро должен вырасти дом, я не знаю. Просто я иду домой. Иду из поликлиники на Мосфильме, так мы называли Мосфильмовскую улицу, где я последний раз видел отца и сестру. Иду до родной Потылихи уже давно, с самого утра. Я еще не знаю, что я потерялся, и родители сбились с ног в поисках.

Отец и сынОтец, чувствуя свою вину, обыскивает закоулки все дальних и ближних улиц, опрашивая прохожих, а мать сходит с ума, выбегая каждые пять минут поочередно на оба балкона нашей квартиры, высматривая меня по окрестностям. А вид с наших балконов открывается чудесный. В одну сторону до горизонта просматривается одна половина Москвы с куполами Новодевичьего Монастыря и изгибом Воробьевых Гор, венчаемые шпилем университета. В другую сторону вид на Кутузовский проспект и дальше на московский север с иглой Останкинской башни. А теперь ещё и Москва-Сити как на ладони.

Этот замечательный вид наша семья получила благодаря мне. Дело в том, что когда мама узнала, что беременна мной, она хотела сделать аборт. Но отец сказал, что если она пойдёт на это, он подаст в суд на врачей. И мама оставила эту затею. И как выяснилось не напрасно. Мое появление позволило семье, где из детей уже были мой единоутробной брат Коля и сестра Люся, пересечь ту заветную черту метража на душу населения, после которой полагалась отдельная квартира из трех комнат.

Такие были времена, вот полагалась без взяток и уговоров и всё тут. Первые два ордера на просмотр были твердо забракованы отцом. Это были квартиры в пятиэтажках-хрущебах с депрессивным видом из окон на окна в таких же безликих серых коробках. А вот третий смотровой документ в эту самую квартиру на девятом этаже в длинном десятиэтажном кирпичном доме был принят на ура только за один вид с балконов.

Вот с них мать и всматривалась в тревожную даль, пытаясь разглядеть где-то внизу красную пилотку на маленьком мальчике, которого уже ждал ремень и много "ласковых" слов.

Впрочем, я на эту встречу не особо торопился.

Здесь надо рассказать о том, как вышло, что я потерялся. Дело в том, что с моей точки зрения я и не терялся вовсе. Наоборот, это у меня куда-то запропастились отец и сестра. Тем утром в замечательный летний день мой отец повез сестру в поликлинику по какой-то надобности, а я был взят за компанию, так как меня не с кем было оставить.

В поликлинике папа попросил меня посидеть в коридорчике на низенькой банкетке, пока они будут на приеме. Я терпеливо ждал у кабинета, но прием что-то затягивался. Тогда я решил прогуляется по поликлинике. Дошел до другого конца коридора, вышел на лестницу, просунул голову между прутьев перил и обнаружил чудесный вид вниз с лестничного пролета третьего этажа.

Когда я попытался вынуть голову обратно, то обнаружил, что это не так-то и просто. Уши проходили с трудом. Не помню, сколько времени я потратил, пробуя вытащить голову и так и этак, но, наконец, мне это удалось ценой распухших ушей. Я поторопился к двери кабинета, но там никого не было. Я снова дошел до лестницы, и с опаской глянул вниз. Родные как сквозь землю провалились. Я вернулся к кабинету. Везде было пусто.

Ну, что ж, стал спокойно рассуждать я, кажется, мы разминулись. Наверное, мой отец с Люсей уже вышли и поехали домой. И теперь придется добираться до дому самому, не торчать же вечно возле этой двери. Логика была железной. А так как на троллейбусе я ездить еще не умел, мне ничего не оставалось, как идти пешком. Я подтянул белые гольфы, поправил пилотку с кисточкой и двинулся из поликлиники в обратный путь.

Брат и сестраДорога была не близкой. Надо было пройти почти всю улицу Мосфильмовскую от Шведского посольства до входа на киностудию. Потом как-то эту улицу перейти, дальше пройти мимо пожарной части с каланчой, которая располагалась напротив Мосфильма, там проследовать по извилистой улице Пудовкина, затем как-то перебраться через Сетуньку, так мы называли реку Сетунь, ну а там уж было рукой подать до дома.

Естественно, я всех этих названий еще не знал, но примерное направление помнил. Самым сложным пунктом в моем путешествие - было пересечь Мосфильмовскую улицу. Как переходить улицы я тоже не знал, но в силу природной сообразительности, ха-ха, сделал вот что: дойдя до того места, где дорога спускалась вниз, пересекая большой овраг, и просматривалась далеко в обе стороны. Я выждал момент, когда машин близко не наблюдалось (а такое для тогдашней столицы было не редкость), и шустро перебежал на другую сторону.

Странно, что никто не обратил внимания на маленького мальчика, который куда-то не торопясь шел без сопровождения. Впрочем, и хорошо, что не обратил, иначе мое путешествие закончилось бы неизвестно чем.

А так, будучи предоставленный сам себе, я твердо держал курс, попутно получая множество новых впечатлений. Во-первых, я остановился возле входа в пожарную часть и долго наблюдал за бравым солдатом, который стоял на карауле в будке перед большими воротами. Те время от времени распахивались и пропускали несущиеся с воем красные машины.

Когда это занятие мне надоело, я продолжил путь. Он как раз проходил мимо моего детского сада на Пудовкина, куда меня устроил с большим трудом, да и то на время. Я деловито приблизился к забору, за которым в это самое время выгуливали нашу группу, и помахал рукой малышам-товарищам. Они, заметив меня, как животные в зоопарке, сбежались к сетке, чтобы лицезреть счастливчика на свободе. Там была и девочка, которая была мне интересна. Однажды она мне очень помогла, когда я стоял у стеночки в общем туалете и, переминаясь с ноги на ногу, ждал своей очереди. Она одна меня пожалела, сидя на фаянсовой вазе. Раздвинув ноги, незатейливо предложила: "Писай". Сейчас она смотрела во все глаза на меня. Я важно заявил, что иду домой, и двинулся дальше, вызвав прилив нестерпимой зависти у малышни.

И наконец, самым замечательным пунктом моего путешествия оказалась стройка возле реки с качающимся мостиком, ведущим на родную Потылиху.

Там строили дома, но успели только выкопать котлованы, в которых скопилась грунтовая вода, после чего стройка по какой-то причине замерла. Забора вокруг стройки я не помню, строителей тоже, а потому я без препятствий оказался на краю одного из котлованов, где вода отстоялась до полной прозрачности. Можно было без труда разглядеть лягушек, бороздящих желтоватое глинистое дно.

Не знаю почему, но мне очень захотелось поймать лягушку. Не раздеваясь, смело ступил в прогревшуюся на солнце воду. Затем, сняв пилотку, я попробовал действовать ей, как сачком.

Нужно ли говорить, что лягушки оказались проворнее меня и ринулись на глубину. Я двинулся за ними и тут же почувствовал, как мои ноги уходят в глинистое дно, затягивая за собой.

В какой-то момент я оказался по горло в воде, в то время как ноги все глубже и глубже уходили в глину. Кажется, пора выбираться, решил я, но так как плавать я ещё не умел, то стал подражать лягушкам, дергая ногами и делая перед собой гребки.

Мальчик в пилоткеКаким-то чудом, но это помогло мне выбраться на берег, правда при этом я остался без сандалия, который увяз в илистом дне и теперь, видимо, покоится в фундаменте одного из домов на улице Пудовкина.

В общем, путешествие удалось на славу. Я испробовал воздух свободы, будучи предоставлен сам себе почти на целый день, и искренне полюбил его. Мне понравилось, когда над мной не давлеют авторитеты, когда можно делать всё, что захочется, а не то, что надо. Когда, наконец, мир открывает тебе, как исследователю, новые и неизведанные дали и глубины. И до сих пор, я как мальчишка радуюсь, когда есть возможность, освободившись хотя бы на несколько часов от обязанности думать о хлебе насущном для себя и близких, снова глотнуть тот пьянящий бриз яркого солнечного дня.

Как мне рассказывала потом мама, она заметила меня с балкона. Грязный и мокрый я с опаской выглядывал из-за угла нашего дома, подозревая, что мне сильно попадет от родителей. На одной ноге у меня был грязноватый гольф вместо обуви, а на плече я держал прутик, на кончике которого, как флаг, развивалась красная пилотка.

Следующая яркая вспышка: я стою голый в ванне под душем и реву благим матом, а мама вся в слезах от души лупит меня ремнем по чём попало. И вот честное слово, я совершенно не в обиде. Ну, вот ни капельки. Потому как случись подобное, например, с моим сыном в том же возрасте, я бы просто тут же сошёл с ума. И даже не знаю, как бы выразил свою безумную радость по поводу его появления живым и невредимым.


Разместить в ЖЖ ДАть свою заметку
Отношения и Интим Отношения и Интим Отношения и Интим
КТО В ПЕЩЕРЕ ХОЗЯИН
Времена мамонтов и каменных топоров, казалось бы, давно канули в Лету. Однако когда сталкиваешься с поведением представителей сильного пола и начинае... Читать >>
ПОЗВОЛЬТЕ ЗА ВАМИ ПОУХАЖИВАТЬ... ВЕДРОМ ПО ГОЛОВЕ
Год назад на автобусной остановке к нам с мужем подошла незнакомая женщина и сказала:- Мне необходимо с вами серьезно поговорить. Ваш Миша ударил мою... Читать >>
ПЯТЬ ИСТОРИЙ О ТОМ, ЧТО НЕ НАДО БОЯТЬСЯ ПЕРЕМЕН
Счастливое детство, престижный институт, непыльная работа, официальный брак, крепкая семья, улыбчивый здоровый ребенок – универсальная формула,... Читать >>
Обо всём Авторство и Книги Обо всём
ЖЕНСКОЕ СЧАСТЬЕ
«Счастья вам», - улыбалась круглолицая продавщица в овощном ларьке, подавая мне пакет с морковкой. Надо же... Я и не знала, что она умеет улыбаться. ... Читать >>
АТОМНАЯ СКАЗКА
Рецензия на книжку Антонины Лукьяновой "Настоящая физика для мальчиков и девочек", Интеллект-Центр, 2008... Читать >>
"ЕДУ Я НА РОДИНУ..." Пункт первый. Остановка "Таможня"
Поезд «Москва-Днепропетровск» отправляется с шестого пути. Поезд номер пятнадцатый, наш вагон - второй купейный, одно место – внизу... Читать >>
Обо всём Еда и Кухня Обо всём
"ЕДУ Я НА РОДИНУ..." Пункт 5. Остановка по требованию "Сестра".

Лариса очень похожа на отца. 
Эта похожесть проявилась не так давно, в течении последних трех-пяти лет. 
Мы... Читать >>

Ужин четвертый: тефтели нежные и овощи тушеные (грубо).
Итак, у нас сегодня в центре внимания - фарш, и с ним надо чего-то сделать. Кстати, эта проблема «чего-то сделать с фаршем» - насущна все... Читать >>
ДРУГ, КОТОРЫЙ СПАСЁТ
Многие ли помнят самых первых друзей из своей еще дошкольной жизни? Лица их стерты. Имена позабыты. Я помню. И всё благодаря одному случаю. Лет с тр... Читать >>
Путешествия и Отдых Обо всём Обо всём
ЧАСТЬ 7 НА ГОРИЗОНТЕ - ПИТЕР!
Великий Новгород остался справой стороны легендарной трассы-убийцы Е105, затерявшись среди бескрайних просторов.Слева нас обогнали на мотоцикле немол... Читать >>
ДОБРОЕ УТРО 8.09.14 PUMPKIN SPICE LATTE
В меню старбакса появился Pumpkin Spice Latte – первый, но верный признак осени… Осени ранней, ласковой и нежной, с запахом теплой тыквы... Читать >>
ДОБРОЙ УТРО 18.09.14 ИКРА КРАСНАЯ, МОСКОВСКАЯ
Вчера заезжали гости из Москвы, привезли гостинцы. По этому поводу муж сегодня завтракал черным хлебом с красной икрой. Позавтракал, аккуратно остато... Читать >>
Обновления заметок
Андрей Смирягин
Андрей Смирягин
Cборники заметок
Комментировать
Автору ДА 1316
Дети и Воспитание
НЕЖНЫЙ ВОЗРАСТ
Кажется, началось. Наш-то пошел в старшие классы. Загадочный, спортивный, двуязычный. С иронией во взгляде. Чайльд-Гарольд, лечь и не встать. И тут ... Читать >>
Путешествия и Отдых
САМАЯ КРАСИВАЯ ПОДЗЕМКА В МИРЕ
Московское метро – это по прежнему радость на ровном месте. Музей, ей богу, музей, в который пускают за недорого по талончикам. Там светло, кр... Читать >>
Культура и Исскуство
НЕОБЫЧНЫЙ СПОСОБ КРАСИТЬ ПАСХАЛЬНЫЕ ЯЙЦА
Близится Пасха. Многие захотят освятить куличи, пасху, яйца, вино и конечно воду. Моя жена утверждает, что эта вода помогает от всего на свете. Её, п... Читать >>
Автомобили и Транспорт
РАДИАЦИЯ И ДРУЖБА НАРОДОВ
Я знаю, для многих рассказы моего брата выглядят неправдоподобно. Например, о "Тайне сбитого Боинга", но самое удивительное, что всё это правда. Запи... Читать >>
Отношения и Интим
СОВСЕМ НЕПРОСТО БЫТЬ ДЕВУШКОЙ У ДОРОГИ
Подруга моей жены Люся проживает с мужем и детьми недалеко от Ленинградского шоссе в районе Химок. Сами себя они гордо именуют «химчанами»... Читать >>