ДЕД ЛЕВКО
ДЕД ЛЕВКО

Левко Семенович каждый день покупал в маленьком гастрономе на улице Высоковольтной 200 грамм  розовой вареной колбасы. Брал всегда ту, что подешевле, толстую, с крупными шариками плотного жира. Продавщица, похожая на фрейлину времен Марии-Антуанетты с пирамидой лакированных с легким чернильным отливом волос, плавно переходящую в накрахмаленный кокошник,  оставляла деду этой колбасы под прилавком. Знала – старик обязательно придет ближе к обеду, как ходит уже больше десяти лет, а колбаса может закончиться уже в одиннадцать.

Левко Семенович здоровался, кивал, чуть дрожащими руками отсчитывал деньги, посадив предварительно на нос старенькие очки в полупрозрачной оправе, и, уронив сверточек с колбасой в авоську, еще несколько минут изучал нехитрый ассортимент продуктового магазинчика середины восьмидесятых. Потом брал еще хлеба, крупы или сахара, и суховатое пирожное «Заварное», с дырочкой в боку, сквозь которую видна была скромная ложка желтоватого крема в полом пузе.

Пирожное предназначалось младшей внучке, колбаса – старому подслеповатому псу Цуне.

Дома Левко Семеновым выставлял крупу и хлеб на столик-тумбу на веранде, пирожное уносил в дом и, развернув, завлекательно оставлял в центре большого обеденного стола, а колбасу резал ровными маленькими кубиками и высыпал Цуне в уличную плошку. Пес медленно вылезал из будки, устало вилял хвостом и бодренько облизывался – единственное действо, которое в старости он производил с очевидным удовольствием и азартом. Если квадратики казались Цуне слишком большими, он не ел, и прятался обратно в маленькую старую конуру под рубероидной крышей. Но обычно Левко Семенович с размером угадывал, и пес, внимательно обнюхав колбасу, вначале примерялся старыми зубами, а потом ел – виновато поглядывая на хозяина.

Этот поход в магазин за колбасой и пирожным «Заварное» был обязательным ежедневным ритуалом моего деда по маминой линии - Левка Семеновича. Появление пирожного дед всегда, годами комментировал одинаково:

- Вот, накынули (вручили насильно, заставили взять – прим. переводчика )… В магазине. Я не хотел. А воны накынули…

Под неопределенным «воны», видимо подразумевалась бессменная продавщица продуктового отдела. В ближайшем магазине, в который ходил дед, отдела было два – продуктовый и алкогольный.

Я очень хорошо помню это пирожное, помню его запах и вкус, и то, как менялось мое отношение к гостинцу. Сначала «Заварное»  было сладким сюрпризом, потом ожидаемым авансовым поощрением, а еще позже, когда мне было уже лет 18 -  поднадоевшим обязательным десертом, который надлежало съесть, чтоб не обидеть деда.

Левко Семеновыч родился он в Полтавской области в семье кулаков, небогатых, но работящих, и как водится, раскулаченных впоследствии.

Про своих прабабку и прадеда я почти ничего не знаю. Помнится только, что говорили, будто прадед был грамотный, и в семье была еще старшая дочь, которая умерла молодой. Был мой дед из близнецов. Родился он вторым, весил мало и выглядел плохо – не жилец, одним словом.

Время было голодное, молока у прабабушки почти не было и она кормила старшего ребенка, а младший тихо скулил на печке, довольствуясь разжеванным хлебным мякишем в тряпочке, который давала ему даже не мать, а бабка, то есть моя прапрабабушка. Через неделю крепкий ребенок умер, и прабабка спешно начала кормить своей скудной грудью второго – хилого и слабого, который благодаря хлебу и жалости выжил, хотя и выглядел по-прежнему неважно и надежд на жизненные силы свои не внушал.

Забегая вперед скажу, что дожил он почти до 85 лет.

Я не знаю, как прошло его детство. Ничего не знаю о юности. Доподлинно известно только, что в подростковом возрасте ему телегой переехали обе ноги. Как и почему это случилось – не знаю, но были переломы, были осложнендед Левко и бабуляия, и на всю жизнь дед получил белый билет и больные ноги.

Он закончил техникум в Полтаве, что-то по финансовой линии, и был умным и сообразительным, отчего быстро продвигался по службе. А служил всегда выгодно – то на продовольственном складе, то заведовал магазином, а то и директорствовал в маленьком ресторанчике. После войны, уже во времена застоя, даже работал в горсовете и был в районном центре Карловка уважаемым человеком.

В первый раз он женился совсем молодым на статной красавице. У них было двое детей, дочь и сын. Семья жила в большом хорошем доме. Сердце красавицы склонно к измене, и однажды жена от деда ушла, оставив ему обоих детей. Говорят, гуляла, и выпить любила. А может врут люди, и просто не сложилось. И тогда в дедовой жизни появилась Шура – моя будущая бабушка. Ей было 26 лет, она носила туфли-лодочки по-городскому и белые носочки с кружавчиками. Возраст у бабушки Шуры был критический – время выходить замуж. Свадьбы не играли, просто Шура переехала к нему, и вскоре после этого события расписались. Через год, а то и меньше родилась моя мама.

Быть мачехой – большое искусство. Моя бабушка отличалась терпением, но не терпимостью. При первой возможности старшая дочь деда вышла замуж и ушла из дому. А сын деда воровал деньги из Шуриной сумки, однажды был пойман с поличным, сбежал из дома и вернулся уже обогащенный более серьезным криминальным опытом. Едва достигнув «посадного» возраста, угодил в тюрьму; как и ожидалось – за мелкую кражу.

Я не помню, как его звали. Иногда он приезжал, грузный пьющий человек. Бабуля говорила, что он даже лечился от алкоголизма. Впрочем, без особого успеха. С ним приезжал младший сын –  подросток. Мальчик много ел, был неаккуратен за столом, разговаривал громко, но как-то глухо, как в трубу. И всегда ругался, когда его отец доставал бутылку с водкой. Так велела мать – не позволять отцу пить. И он следил. Бабуля говорила, что старший сын у них нормальный, а этот – такой вот, последствия образа жизни родителя. «Обыкновенное слабоумие» - констатировал мой отец, взглянув на дальнего родственника.

Моя бабушка очень не любила этих гостей, и даже не позвала их на похороны деда...

***

Дед Левко не воевал, вернее не был на передовой. У него был белый билет из-за той юношеской травмы ног и серьезных проблем со зрением. Перед тем, как в Карловку пришли немцы, советская армия забрала деда в тыл, рыть окопы и охранять пленных, чем он и внес свой вклад в победу.

Дед пил. Не запойно, но много. И всегда курил сигареты «Беломор». Я помню его, сидящего во дворе под вишней, в застиранной фланелевой рубахе, стряхивающего пепел с беломорины в тусклую зеленую пепельницу.

Когда бабушка с дедом вышли на пенсию, они переехали в Днепропетровск, - чтоб быть поближе к дочери. Продали дом в Карловке и купили совсем небольшой – в Днепропетровске, на улице Танкистов. Дед пошел работать – дежурить вахтером в проектном институте. Работа была непыльная, дед сидел за обшарпанным столом в стеклянной будке и читал. Читал он всегда и все, что попадалось под руки – газеты, журналы, книги про войну и книги про освоение целины. В те времена он еще пил. Помню, товарищи принесли его, когда стемнело, и положили перед калиткой на бабулину клумбу с чернобрывцами и нагодками. Бабуля ворчала. Она никогда не ругалась, но достать могла любого, до печенок, до самого нутра. Деда она пилила. Медленно и упорно, видимо пилила его так всю жизнь. Дед всегда молчал. По крайней мере, сколько я его помню – молчал. Что было, когда они были молодыми, - не знаю. Но эмоциональный стихийный скандал в их паре представить не могу.

С моей точки зрения, отношения с дочерью - моей мамой, у деда были странные, нелогичные. Моя мама была очень приветливым, добрым человеком, а с дедом не разговаривала. Только здоровалась, когда приходила. Поздоровается, отвернется и уйдет, поджав губы, к бабушке в комнату. Я спрашивала у бабули потом – почему так было.

- Пил он много, - отвечала бабушка Шура.

Странно… А кто тогда не пил? Почему же мама не разговаривала с дедом годами, может быть десятилетиями? Возможно, мне что-то не рассказали, а может быть, от мамы унаследовала я черту характера, когда терпишь, терпишь… Долго терпишь и прощаешь, а потом… вдруг что-то ломается, в один миг, и ты понимаешь, что по-старому быть уже не может, что это просто невозможно и уже не зависит от тебя. Что новая точка отсчета отношений и чувств, и вернуть к старому – не в твоей власти.

Помню трясущуюся спину деда у маминого гроба. Он плакал. По-настоящему, горько и беззвучно. Голова ушла в плечи, руки прижаты к груди, только спина в черном старом пиджаке мелко дрожит….

Я часто жила у бабули с дедом. Жила неделями, месяцами. Особенно когда строили дом, и потом, когда умерла мама.

Дедова комната была маленькая, проходная. Аскетическая обстановка – железная пружинистая кровать с высокой подушкой, стол – в идеальном порядке, настольная лампа под железной шапкой полукруглого плафона, почти антикварное радио – коричневый соквояжик с обтянутыми клетчатой тканью динамиками. На краю стола ровной стопочкой книги, у лампы – аккуратно сложены бумаги с записями – что купить, что сделать. До самой смерти у деда был ровный каллиграфический почерк, писал он без ошибок, и предложения строил грамотно и ровно, немного дед Левко, бабуля, тетя Светастрадая, впрочем, канцеляризмами.

Когда деду было восемьдесят два года у него  обнаружили рак. Ему сделали операцию. Дед больше не мог самостоятельно мочиться – из живота теперь торчала длинная трубка, как в капельнице, второй конец которой был привязан в пластиковую бутылочку. По стенкам прозрачной трубки по капелькам стекала моча. Да, так тогда делали такие операции - другое время, другое место... Долго, несколько лет дед ходил с этой трубкой, опираясь на деревянную палку, а бутылочка постукивала о нее в такт шагам. Он все еще читал, но уже очень медленно, и, похоже, не совсем понимая смысл прочитанного. Мог читать одну книгу, путая страницы, каждый день, начиная с одного и того же места. Смотрел телевизор, а когда заканчивалась программа и гудела в экране серая графическая рамка, продолжал смотреть и ее.

За полгода до смерти дед слег. Бабушка ухаживала за ним. Кормила с ложечки, каждый день стирала дурно пахнущее белье. У нее было очень развито чувство долга.

В 1985 году дед умер, тихо и спокойно, в своей кровати. На рассвете. Похоронен как и все мои - на Сурско-Литовском кладбище в Днепропетровске.


Разместить в ЖЖ ДАть свою заметку
Еда и кухня Авторство и книги Авторство и книги
АРИСТОКРАТ НА ЗАВТРАК. ЯЙЦО БЕНЕДИКТ
Блюдо с несколько чопорным названием «Яйцо Бенедикт» - на самом деле очень простое, практически бутерброд, но приготовить его – все... Читать >>
ТРИЛЛЕР О МОНСТРАХ И УТРЕННЕМ КОФЕ
Рецензия на книгу Ребекки Гилпин и Леона Пратт "Большая книга занимательных опытов" Росмэн-Пресс, 2008... Читать >>
КАК ОТЛИЧИТЬ ГНОМА ОТ НАКСИТРАЛЛЯ
Рецензия на книгу Эно Рауда "Муфта, Полботинка и Моховая Борода" АСТ, Астрель, 2006. Перевод Лео Вайно... Читать >>
Дети и воспитание Культура и исскуство Бизнес и экономика
ЛЕТНИЙ ЛАГЕРЬ ПО-АМЕРИКАНСКИ

Очень субъективная ремарка. Вместо эпиграфа

—&nb... Читать >>
Шекспира был вовсе не Шекспир
Отдохните немного от работы, почитайте-ка мои рассуждения, почему автором пьес Шекспира был вовсе не Шекспир.... Читать >>
ФАЛЛОС В РЕКЛАМЕ - 10
В предыдущей статье я почему-то решил, что в этой стране кроме фаллоса после Августа 98-го ничего не осталось. Но я ошибался, не смотря на титаническ... Читать >>
Психология Автомобили и транспорт Дети и воспитание
АРМИЯ НЕБАЛОВАННЫХ ДЕВОЧЕК
Этим летом к моей подруге, которая живет под Вашингтоном, приезжала в гости племянница. «Отличница, умница, спортсменка и просто хорошая девочк... Читать >>
Ну, а девушки, а девушки потом...
Я решился наконец на давно задуманное. А именно совершить пробный полет на самолете, чтобы решить, хочу ли я получить лицензию на его управление. А в... Читать >>
Говорят дети (Андрей, 5 лет), а родители записывают
Гуляли втроем, семейно. Остановились возле церкви. Муж: - Давай зайдем. Я: - Давай, свечки за упокой поставим… Ребенок: - Мама, зачем заходит... Читать >>
Дети и воспитание Дети и воспитание Бизнес и экономика
Говорят дети (Андрей 4.5), а взрослые им отвечают
Откуда берется какао Ребенок сосредоточенно смотрит на пакетик из-под шоколадного коктейля Несквик. Бочки у пакета впалые, из головы торчит обгрызенн... Читать >>
Говорят дети (Андрей, 4 года) и их родители
Муж, проходя мимо икеевской доски: - Смотри, малыш стал хорошо рисовать! И вообще, соображает уже. На доске - раскидистое дерево с крупными листьями... Читать >>
ФАЛЛОС В РЕКЛАМЕ - 7
Знаете, что такое "трипер"? Это путешественник по-английски. А знаете, что такое "минет"? Правильно, это интернет издательство. Жалко, у меня нет их ... Читать >>
Обновления заметок
Елена  Смирягина
Елена Смирягина
Cборники заметок
Комментировать
Автору ДА 1159
Авторство и книги
ПЯТЬ ГОЛОВ ЗЛОВРЕДНОЙ ГИДРЫ
Практикующий психолог решительно отказалась консультировать меня по телефону или по электронной почте.– Мне нужно видеть ваши глаза, – пр... Читать >>
Авторство и книги
ПОБЕГ ИЗ ГОЛЬХЕМА
Из окна вдалеке были видны Альпы. Настоящие. В зимней полутьме их очертания казались размытыми, а немецкие домики, словно сдобная выпечка, украшенная... Читать >>
Юмор и Развлечения
ОДНА ПОБЕДА НА ДВОИХ
Когда мои ровесники говорят – «во время войны...», или «это было еще до войны...», или «сразу после войны...&raqu... Читать >>
Образование и наука
ЕЩЕ 23 ИНТЕРЕСНЫХ ФАКТА ОБ АМЕРИКАНСКОМ ОБРАЗОВАНИИ (MIDDLE SCHOOL - 7-8 КЛАССЫ)
В дополнение к предыдущей заметке, где было в основном об организации процесса. Теперь немного об особенностях собственно образования, преподавания о... Читать >>
Обо всём
ДОБРЫЙ ДЕНЬ 23.09.14 ЕЩЕ ТРИ КНИГИ ИЗ ДЕСЯТИ, КОТОРЫЕ ПОТРЯСЛИ МОЙ МИР
Итак, продолжим список. Еще три книги, которые оказали влияние на формирование моего мира. 4. Вечера на хуторе близ Диканьки, Николай Гоголь. Гоголь... Читать >>