ПЯТЬ ГОЛОВ ЗЛОВРЕДНОЙ ГИДРЫ
ПЯТЬ ГОЛОВ ЗЛОВРЕДНОЙ ГИДРЫ

Практикующий психолог решительно отказалась консультировать меня по телефону или по электронной почте.
– Мне нужно видеть ваши глаза, – пропела она сквозь треск в телефонной трубке. – Это архиважно…
Нельзя сказать, что мысль тащиться с утра в кабинет к психиатру – пардон, к психологу – казалась мне удачной. Однако, с другой стороны, предупредив, что еду на встречу с консультантом, я могла чуть подольше поспать. Хорошо еще, что офис доктора располагался в самом центре, во дворах за книжным магазином, а ведь вполне мог и в глубоком Тушино оказаться, и тащись туда на перекладных и обратно на вестовых.


В Москве я живу уже больше десяти лет. До этого жила в Павловском Посаде и в столицу, будучи дитятей, выбиралась редко. Может быть, провинциальное происхождение стало виной тяжелому топографическому кретинизму, а может быть, мой мозг устроен так, что полностью теряет ориентацию на местности как только я выхожу из метро. Так или иначе, истории о том, как я заблудилась, стали уже анекдотами, которые Антон всегда радостно рассказывает своим друзьям.


Отправляясь на встречу с практикующим психологом, я была уверена в двух вещах: книжный магазин, что служит ориентиром, находится рядом с метро «Тверская», и возле него установлен памятник Долгорукому – основателю столицы.
Так вот, вышла на Тверской, оглядываюсь… Долгорукого нет, зато с противоположной стороны дороги на меня смотрит искоса Александр Сергеевич. Щурится подслеповато, наклонив голову.
Делать нечего, позвонила мужу:
– Антон, обещай, что не будешь смеяться…
– Не буду. Давай быстрей, я очень занят.
– Я на Тверской заблудилась… Короче, мне надо в книжный магазин.
– В какой?
– Я забыла название. Рядом должен быть мужик в латах и на коне. Я вышла из метро, а тут Пушкин…
– Может, у тебя свидание? Возле Пушкина обычно свидания назначают.
– Мне не до шуток. Куда идти? Где мужик в латах?
– Идти нужно в сторону Кремля.
– Гм… Если б я знала, где тут Кремль, я бы уже туда пошла.
– Милиционер есть поблизости? Подойди к нему и спроси: «Дяденька, а где тут Кремль? Мне на Красную площадь нужно, в мавзолей сходить».
– Дошутишься, блин. Без ужина останешься!
– Ладно. Если встать к Пушкину лицом, то тебе надо идти направо. Но книжный будет на противоположной стороне…
– Направо? Это туда, в какой руке у меня сейчас телефон?
В трубке послышались всхлипывания.
– Маша, а что ты там вообще делаешь?
– Я иду на встречу с консультантом. По работе.
– У тебя есть точный адрес?
– Нет, она просто рассказала, как ее найти.
– А ты можешь ей перезвонить?
– Могу, но не хочу. Неудобно. Она подумает, что я совсем дурочка.
– Маша, а меня ты уже совсем не стесняешься? – грустно спросил Антон и добавил: – Я сегодня поздно буду, вы меня к ужину не ждите…
– Опять? – Внутри заклокотала серая злость. – Антон, ты очень часто стал задерживаться.
– Намек? Увы, я встречаюсь не с женщиной, а с толстым дядькой и говорить мы будем о деньгах, а не о любви.
– А ты попробуй поговорить с толстым дядькой о любви. Все ж приятней, чем о деньгах.
Я отключила мобильник и решительно направилась вправо, к переходу.


Практикующий психолог оказалась немолодой и очень полной женщиной с рыхлым подбородком и толстыми пальцами в разноцветных перстнях.
– Вы извините, что я не стала консультировать вас по телефону. Видите ли, это один из главных принципов моей работы – общаться с людьми только вживую, – сказала она, томно растягивая слова и внимательно глядя через глаза мне внутрь.
– Ничего, ничего… – Мне стало не по себе под ее пристальным взглядом. Казалось, что она рассматривает сейчас содержимое моего желудка.
– Меня зовут Аделаида Львовна. Итак… – она вопросительно уставилась в печенку, – что у нас?
– У нас читательница, – я сделала акцент на последнем слове, чтобы не возникло ненужных предположений, – которая подозревает мужа в измене. Доказательств нет, но тем не менее мы должны дать ей совет, как поступить в такой ситуации.
– О-о-о-о, вы затронули очень серьезную тему… – Аделаида Львовна подалась вперед, расплющив шикарную грудь о стол, разделяющий нас. – Ваш журнал, как всегда, в авангарде животрепещущего. Я читаю каждый номер «Гали» и почти всегда нахожу идеи, созвучные моим мыслям.
«Еще одна, – промелькнуло у меня в голове. – И, похоже, тоже не в себе».
– Подозрения гложут человека всю жизнь… те или иные, – монотонно затянула она. – Порой они заменяют реальность, и мы начинаем жить в придуманном мире, где все: от белого носового платка до яркого, на грани безумия, чувства – наши вымыслы и страхи. Подозрение – суть страх, Машенька. Для того чтобы убить гидру, нужно распознать каждую из ее пяти голов…
– Почему пяти голов? – не поняла я.
– О-о-о-о-о, Машенька… Наши страхи – это гидра о пяти головах. И важно понимать, что отрубить одним ударом меча все головы гидры невозможно.
Обезглавить чудовище можно только постепенно… Голова за головой… Голова за головой…


Кабинет практикующего психолога очень напоминал логово гадалки-экстрасенса. Черные шторы от потолка до пола, глухо закрывающие окна, в комнате только круглый маленький стол в мелких звездах по столешнице и две табуретки на железных ногах. На столе – подсвечник о трех свечах, с потолка – тощий шнур от лампы двоится змеиным языком.
– Первая голова – это низкая самооценка. Каждая женщина должна начинать свой день с внутреннего монолога: «Я – звезда. Я – неповторимая яркая звезда. Мои члены подобны прелестным цветкам, мой внутренний мир – сверкающий оазис совершенства». Многие женщины прибегают к искусственным раздражителям, например, делают броский макияж или красят волосы в мертвые цвета, и это только питает уродливую голову низкой самооценки…
Я мысленно потрогала свой оранжевый еж на черепе.
– Вторая голова – это бытовое откровение. Муж никогда не должен видеть вас в неприглядном свете! Никаких пижам, домашних тапочек или, упаси Бог, болезней. Недуг и неряшливость могут зародить в душе мужчины подозрение, что его жена – не идеальная женщина. А она должна быть богиней!
– А как же насморк? – удивилась я. – Все болеют насморком…
– Насморк нужно скрывать, как и рваные колготки. Дыры в одежде женщины порождают дыры в сознании мужчины. И тогда может случиться непоправимое…
У меня закралась мысль, что я в психиатрической лечебнице. Причем я – доктор.
– Третья голова намертво приросла ко второй, – продолжала Аделаида Львовна, – и имя ей – эмоциональное откровение. Безудержный смех, безутешное горе, сильный гнев – все это разрушает отношения мужчины и женщины. Если жена позволяет себе казаться мужу смешной, то, поверьте моему опыту, их брак недолговечен…
Удивительная манера психолога растягивать все гласные звуки в словах действовала гипнотизирующе. Перстни на толстых пальцах блестели в тусклом свете, как алчные глаза змей.
– Четвертая голова – это сомненья. Женщина никогда не должна сомневаться в правильности своих суждений. По крайней мере, муж не должен заподозрить, что она терзается поисками ответов, ибо она для него – сама мудрость. Пятая голова есть секс.
– Тоже рубить?
– Рубить, – подтвердила Аделаида Львовна. – Секс не должен быть чем-то будничным и скучным. Секс – это подарок мужу, который он должен заслужить. В противном случае он привыкнет к доступности тела супруги и перестанет ценить то, что подарила ему судьба.
Мне стало холодно. Я почувствовала, как кожа на голове покрывается гусиными пупырышками.
– Аделаида Львовна, а что вы посоветуете нашей читательнице?
– Машенька, я же вам сказала – рубить головы… – нахмурилась психолог.
– Да, да… Простите. Конечно.
Говорят, психбольных нельзя злить – они ж могут и за ножичек схватиться, если что не так. Или подсвечником по башке дать.
– Спасибо вам огромное, вы очень помогли нашему изданию, – как можно ласковей улыбнулась я.
В соседней комнате истошно заорала железная кукушка и забили часы.
– Мне пора, – Аделаида Львовна поднялась из-за стола.
Стоя она была похожа на монумент матери-героини, вскормившей десятерых. Я торопливо вскочила, пытаясь нащупать на полу свою сумку, попятилась, зацепилась ногой за ее ручки, разметавшиеся по черному ковролину, и чуть не упала.
– И побольше грации, – заговорщически прошептала Аделаида Львовна, – побольше плавных движений. Представьте, что вы лебедь в пруду и сотни глаз следят за тем, как вы вальсируете на гладкой воде.
«Ужас… Я же не умею плавать…» – подумалось мне.
У двери Аделаида Львовна вдруг схватила мою руку и так крепко прижала ее к своей груди, что я почувствовала жесткие костяшки бюстгальтера:
– Машенька, запомните! Рубить надо начинать с пятой!
– Хорошо, – проговорила я сипло. – С нее…


Когда я наконец очутилась на улице, у меня было ощущение, что я вырвалась из плена. Вероятно, так же чувствовал себя мой дед, выйдя из окружения под венгерским городком Ктошем во время Второй мировой войны. Если так работают психологи, что же тогда творится в салонах гадалок таро и целительниц от народа, снимающих сглаз по фотографиям? Какой идиот дал Марине телефон этой безумной?
Рубить секс… О да, этот совет, безусловно, бесценен. Рубить проклятую сексуальную голову похотливо сверкающей зенками гидры.


С Антоном я познакомилась в студенческом общежитии, куда он пришел в гости к другу-аспиранту. Был дивный майский вечер и пять бутылок дешевого молдавского вина «Черные глаза». Или крымского. Это уже не важно. Друг-аспирант отзывался на имя Алик, был знатным ловеласом и в то время имел близкие отношения с молодой Варварой, еще не освободившейся от цепей биологического факультета. Надвигалась сессия, и когда Алик возник на пороге нашей комнаты, выразив готовность «разбавить женскую компанию», мы с Варькой не нашли в себе сил отказаться.
Разбавляли часа три, потом пошли на крышу орать песни. Пою я, надо признаться, очень плохо и делаю это только в нетрезвом состоянии. Антон же, человек с хорошим музыкальным слухом, испытывая мучения от моих ужасных стенаний, не придумал ничего лучшего, как прекратить их страстным поцелуем. Пока он меня целовал, я молчала, как только прекращал – начинала петь. В результате мы процеловались часа два, и Алик, наблюдая эту внезапно возникшую идиллию, предложил выпить еще. За «Черными глазами» они сходят с Варькой, решил Алик, а мы их подождем на крыше. Заодно покараулим его дорогостоящую гитару. На этой гитаре и произошла наша первая ночь любви. Позу пришлось принять довольно неудобную, однако ж юность – величайший подарок судьбы, помогающий видеть главное и не обращать внимания на детали.
Короче говоря, гитару мы сломали, трусы мне порвали и в довершение погнули телевизионную антенну, некстати попавшуюся на дороге страсти. Хуже всего оказалось с гитарой, ее стоимость пришлось возмещать, да и Алик, по-моему, загнул какую-то фантастическую цену.


Так вот, к чему это я. Простой анализ тех событий показывает, что если бы в ту звездную ночь я не ответила живо на сексуальные притязания Антона и позывы своей сладострастной гидры, а напротив, занялась бы рубкой голов, то мы бы не поженились. И Гришка бы не родился.
Мобильник мужа равнодушно сообщил, что «абонемент не отвечает или временно недоступен». Позвонила на работу – курлыкающий женский голос сказал, что «Антон вышел часа на два».
– Когда? – спрашиваю.
– Два часа назад.
Достойный ответ. Я бы ввела обязательный экзамен по вранью в школах секретарш и безжалостно срезала бы не умеющих лукавить. Не можешь нормально отбрехаться – «незачет»! Подставила начальника или просто коллегу – на второй год оставить без права пересдачи. Понабирают дилетанток, а потом удивляются, почему семьи рушатся.
Я побрела в редакцию.
– Маша, ну как вам психолог? – поинтересовалась Марина, как только я появилась на месте.
– Ужас! Она посоветовала рубить гидру поголовно.
– У нее двадцать пять лет опыта работы с нашими читательницами, она – профессионал, – подняла Марина указательный палец строго вверх, – а ваш юношеский максимализм, Маша, доведет вас до дурного конца.
– Пришел мой конец, – послышался в коридоре трогательный акцент, и на пороге возник Ганс.
По нелепой манере одеваться ему не было равных во всем издательском доме. Сегодня он был в облегающей фосфоресцирующей салатовым водолазке и в белоснежных байковых брюках.
Немец направился к Марине строевым шагом, но, увидев меня, сделал крутой поворот и притормозил, интимно дыша мне в лицо мятным ополаскивателем:
– Я на вас возложил надежду. Очень большую и толстую.
Надька захихикала, наклонив голову к клавиатуре. Лидочка смерила Ганса недобрым взглядом.
За куратором следовала Сусанна Ивановна, и ее мрачный вид не предвещал ничего хорошего.
– Мой конец такой, что все будут петь и танцевать, – громко обратился Ганс ко всему коллективу.
Все тревожно зашушукались.
– Кто не может танцевать, будет плясать и смеяться, – продолжал немец, сжав пальчики «замочком».
Лидочка потрогала грудь, под которой предположительно хранилось сердце.
– Кто знает русскую народную песню? – вопросил меж тем куратор.
– Какую? – неуверенно подала голос Надюха.
– Оставьте, Ганс, – вздохнула Сусанна Ивановна, – лучше я объясню.
– Мой русский восхитителен, – почти без акцента сказал он.
– Конечно, конечно, – по-матерински улыбнулась Сусанна Ивановна. – Ганс имел в виду, что приближается традиционная корпоративная вечеринка. В программе – танцы, фуршет и художественная самодеятельность.
При слове «танцы» главный редактор посмотрела на Надьку, «фуршет» – на Лидочку, а упомянув художественную самодеятельность, к моему ужасу, уставилась на меня.
– Калинка и малинка, – закивал улыбчивый Га н с .
– В прошлом году уже был такой шабаш, – зашептала Лидочка, – меня заставили танцевать канкан.
Я живо представила толстую Лидочку, которая машет перед жующей публикой полными целлюлитными ногами.
– Я не пою… – пропищала я.
– Научим, – строго сказала Сусанна Ивановна.
– И не танцую, – добавила я шепотом.
– Заставим, – припечатало начальство.
– Может, вы еще и не едите, Маша? – злорадно осведомилась Лидочка.
Воспоминания о прошлогоднем позоре с канканом, видимо, всколыхнули в ней недобрые чувства.
– Петь и танцевать будут все. – Сусанна Ивановна обвела властным взглядом притихших сотрудников. – Корпоративная солидарность!
Ганс радостно захлопал в ладоши.


Разместить в ЖЖ ДАть свою заметку
Юмор и Развлечения Еда и Кухня Автомобили и Транспорт
Дневник героической матери Part 5 (Парт файв). Четверг
В восемь проснулись провожать Смирягина на работу в город. Смирягин сожрал банку языка в собственном соку этого самого языка, попил кофе и выплеска... Читать >>
Ужин первый: тушеное мясо, правильный оливье и зеленый салат с креветками
Мысли хозяйки по ходу дела Блюдо "Тушеное мясо" хорошо тем, что его можно разогревать. Если, к примеру, у вашего ребенка урок русского, который по вр... Читать >>
Ну, а девушки, а девушки потом...
Я решился наконец на давно задуманное. А именно совершить пробный полет на самолете, чтобы решить, хочу ли я получить лицензию на его управление. А в... Читать >>
Бизнес и Экономика Юмор и Развлечения Путешествия и Отдых
СТЕРВЯТНИКИ ИЛИ КАК В АМЕРИКЕ УСТРОЕН РЫНОК ТРУДА
Одним ясным днем в Штатах я решил поменять работу. Как нормальный айтишник, я не стал покупать газет или стаптывать башмаки на бирже труда, я бросил ... Читать >>
ФАЛЛОС В РЕКЛАМЕ - 7
Знаете, что такое "трипер"? Это путешественник по-английски. А знаете, что такое "минет"? Правильно, это интернет издательство. Жалко, у меня нет их ... Читать >>
Три стереотипа американцев о русских
Иногда я хожу в фитнес центр, подравнять формы. Обычно я бегаю белкой, воткнув затычки с книгой в уши, но иногда залезаю в джакузи, а там сыро и заты... Читать >>
Образование и Наука Путешествия и Отдых Обо всём
ВЕСЕЛЫЕ КАРТИНКИ ДЯДЮШКИ ДОМАНА
Сначала история из жизни. Ване недавно исполнилось четыре года, он старательно раскрашивает лепестки подсолнуха желтым карандашом и комментирует сво... Читать >>
ЧАСТЬ 1 ГОРОД СОЛНЕЧНЫЙ И ГОРОД ЗЕЛЕНЫЙ
- Мама, а почему мы не едем в Ленинград? – спрашивает ребенок с заднего сидения, прижимая к груди глобус.- Потому что пробка, - мрачно отвечает... Читать >>
ДОБРЫЙ ДЕНЬ 23.09.14 ЕЩЕ ТРИ КНИГИ ИЗ ДЕСЯТИ, КОТОРЫЕ ПОТРЯСЛИ МОЙ МИР
Итак, продолжим список. Еще три книги, которые оказали влияние на формирование моего мира. 4. Вечера на хуторе близ Диканьки, Николай Гоголь. Гоголь... Читать >>
Обо всём Закон и Право Здоровье и Спорт
ДОБРЫЙ ДЕНЬ 1.10.14 НАШ ДИКИЙ ЗООПАРК
К осени белки начинают копать. И не просто копать, а рыть все, что попадается в лапы, каждый клочок земли, включая землю в цветочных горшках.Крысы - ... Читать >>
ДВОЙНИКИ: 13 ВЫВОДОВ ИЗ ПРИКЛЮЧЕНИЯ "УВЕДОМИ О ВТОРОМ ГРАЖДАНСТВЕ"
Холодящий кровь триллер и комедия абсурда «Двойники» закончились, как уже догадался, пытливый читатель, вполне нормально. Ни один член ФМ... Читать >>
ОДНОВРЕМЕННАЯ ПОГОНЯ ЗА ЗДОРОВЬЕМ И ДЕВУШКАМИ ЧРЕВАТА
Городскому жителю трудно держать себя в форме. Но я всегда старался не отставать от юных тел, не обремененных жизненными накоплениями. Живя в Москве,... Читать >>
Обновления заметок
Елена  Смирягина
Елена Смирягина
Cборники заметок
Комментировать
Автору ДА 1311
Еда и Кухня
СЛЕДСТВИЕ ПО ДЕЛУ КАРТОФЕЛЯ
Говорить о ней считается дурным тоном в приличном обществе худеющих. Признаваться в любви – почти преступлением. Любая связь с запретным клубне... Читать >>
Обо всём
"ЕДУ Я НА РОДИНУ..." Пункт 4. Зупынка "Город".

Пункт четвертый.  Зупынка «Город» 

- Ну, как там? – сп... Читать >>

Авторство и Книги
МОНОЛОГ ДОБРОЙ ЕВРЕЙСКОЙ БАБУШКИ О ВОЛШЕБНОЙ СИЛЕ ХОРОШИХ ЕВРЕЙСКИХ СКАЗОК
Реценщия на книгу Ицика Кипниса "Медведь летал. Сказки для детей", Текст, Книжники, 2011... Читать >>
Авторство и Книги
МАЛЕНЬКАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПЬЕСКА
Место действия. Маленький русский магазин на восточном побережье США. Действующие лица: Милая продавщица Скромная продавщица Покупательница Сцен... Читать >>
Авторство и Книги
ПЛЕНЕННЫЕ В СУПЕРМАРКЕТЕ
Когдa я прохожу тaможню, меня посещaет стрaнное чувство. Мне вдруг нaчинaет кaзaться, что впереди не все ясно. Не столь очевидны повороты судьбы, ее ... Читать >>