"ГАЛЯ" И "ТРИ ПОРОСЕНКА"
Марина сняла очки и потерла между бровями так, как будто хотела разгладить наметившуюся морщинку.
– Маша, я прочитала ваш комментарий к «Измене»… Не знаю, что и сказать…
– Скажите, как есть, Марина Львовна, я не обижусь.
– Ладно, слушайте… Больше всего это похоже на бред. Гремучая смесь из мифов Древней Греции и белой горячки. Новый взгляд на Горгону Медузу.
– Марин, я не хотела вас расстраивать, но комментарий написан по горячим следам устных советов практикующего психолога. С сохранением лексики и терминологии специалиста.
Марина Львовна недоверчиво посмотрела на меня:
– Быть такого не может. Я же вас не к гадалке отправила.
– Сама удивилась.
– Гм… А какие еще есть идеи по теме?
– Пока только встречная измена.
– Этот дельный совет, блистающий своей уникальностью, точно зарубит Сусанна Ивановна, – вздохнула выпускающая. – Давайте попробуем по-простому. Следить за собой, надеть эротическое белье и устроить ужин при свечах.
 
Мы, простые редакторы, люди сговорчивые. Нам что скажут, то мы и напишем. Запустила я текстовый редактор на компьютере и приступила к изобретению новой порции советов.
Почему-то большинство людей ассоциирует слово «редактор» со словом «журналист», а последнее, в свою очередь, со словом «репортер». И таким образом граждане, далекие от процесса создания периодических изданий, считают, что редакторы носятся целыми днями в поисках сенсаций и прочей поражающей своей новизной информации. Это не так. Люди, которые создают одноразовое чтиво, обычно сидят перед компьютерами целыми днями, мучаются болями в спине и со скоростью машинисток-профессионалов печатают буквознаки. Мысли и идеи берут из головы, пальцев и прочих частей тела. Из каких – как правило, ясно при прочтении.
 
Вот, например, Лидочка сидит мрачно уставившись в монитор. Она всегда так работает – упорно, тщательно и с угрюмым выражением лица. Вдруг подняла указательный палец и в полной тишине громко произнесла:
– А ведь вырубают леса!
– Что? – вздрогнула я от неожиданности.
– Вырубают леса, – повторяет Лидочка. – Производят бумагу. И печатают потом на ней тонны этой фигни, что мы сейчас придумываем. Тонны!
 
Доходят слухи, что у Лидочки на носу очередное имущественное заседание суда. Под угрозой оказался автомобиль, приобретенный в браке. Лидочка машину водить не умеет, но подрастает сын, и он наверняка захочет скоро катать с ветерком прыщавых девчонок в тонких летних платьицах. Лидочка очень переживает насчет сына и автомобиля, а еще больше нервничает потому, что не желает, чтобы мужу-супостату досталась материальная ценность.
Надька сигналит глазами: «Пойдем пить чай». Советы для потенциальных жертв мужской измены практически готовы, можно и перекусить.
Я вынула из пакета очередную слойку с лимоном, подмигнула Надьке, мол, догоняй, и пошла ставить чайник. Воровато озираясь, я заглянула на кухню.
В последнее время я очень боялась встретить Лешу. Совершенно не представляю, как теперь с ним себя вести, что говорить. В кухне, Слава Богу, было пусто.
Заклокотал чайник, кашляя горячим паром. Я положила слойку на зеленую тарелку, закрыла в микроволновке, включив на полминуты, и ушла торопить заковырявшуюся Надьку.
Это была ошибка.
Микроволновка загудела, вращая пыточным кругом, засветилась смертельным внутренним светом. Старая слойка встрепенулась и застыла с безмолвным криком на зачерствевшем лице. Микроволновка крякнула, распуская убивающие лучи пучками, и заколдобилась… Несчастная пленница бросилась на дверцу, застучала что есть силы лимонными лепестками, теряя сухие старческие крошки. Предсмертный вопль утонул в гудении адской машины, и слойка осела безвольно на зеленом блюдце.
 
Когда я вернулась с Надькой, в чреве микроволновки было темно и тихо. Внутри меня ждал высохший прозрачный трупик с кипящим лимонным джемом по бокам.
Надька раскладывала на салфетке аккуратные кусочки зеленого яблока и липкие кружочки банана.
– Маш, а тебя на день рождения пригласили?
– На чей? – спросила я, печально глядя на то, что должно было стать моим обедом.
– У твоего хахаля завтра день рождения, – хихикнула Надька, облизывая после банана пальцы.
– Какого хахаля?
– А у тебя их уже много? У Леши, у стриженого. Вы, кстати, теперь очень похожи. Только у тебя голова красная.
– Он не хахаль, – ровным строгим голосом сказала я. – Он – юный коллега, к которому я отношусь по-матерински. Он для меня младенец. Я же мать, ты что, забыла?
– Ага, младенец. Грудь не просит?
Я собралась было ответить встречной гадостью, но тут дверь открылась, и вошел Леша. Увидев нас, покраснел, заулыбался во все зубы и заговорил скороговоркой:
– Дорогая Маша, мне очень приятно, что я вас встретил. Завтра у нас в редакции будет небольшая вечеринка по случаю моего дня рождения. Ничего особенного, просто маленькие посиделки. Маша, я вас приглашаю. Я очень хочу, чтобы вы зашли. Я понимаю, у вас мало времени, но хотя бы ненадолго.
Надька давилась яблоком, чтоб не заржать. Я нервно крошила горелую слойку на зеленое блюдце.
– Катя, вас я тоже приглашаю, – спохватился Леша.
– Мы обязательно будем, правда, Мария Петровна? – многозначительно повела ресницами Надюха. – А вообще меня Надей зовут…
– Ну, не знаю… – прокашлялась я.
– Только не надо подарков! Просто посидим…
– А тебе сколько лет-то исполняется? – спросила Надюха, даже проигнорировав тот факт, что юноша не извинился за то, что перепутал имя.
– Надеюсь, уже восемнадцать? – подхватила я.
– Шутите, Маша? Мне завтра исполняется двадцать три! – сказал он и обвел кухню победным взором.
Наихудшие подозрения подтвердились. Леша оказался младше меня не на восемь, а на десять лет. Когда я была взрослой девицей и уже задумывалась над разницей в анатомическом строении мужчин и женщин, Леша только родился и, писаясь в пеленочки, кричал синим ротиком беззубое «уа-уа!». Какой ужас…
 
По корпоративной почте разослали письмо, из которого следовало, что в пять вечера всю редакцию многострадальной «Гали» снимают с работы на час, дабы отрепетировать выступление для затеянной Гансом вечеринки.
Самое время. На носу сдача очередного номера в печать, а мы будем стишки разучивать. Но ничего не поделаешь – корпоративное братство хуже брачных цепей. Кстати, о последних… Набрала рабочий телефон Антона.
– Надеюсь, ты сегодня не пьешь водку в ресторане? – спросила я вместо «здрасьте».
– Вам кого? – послышался в ответ испуганный голос секретарши.
– Извините, я ошиблась номером, – соврала я и положила трубку.
Верстальщик Дениска принес распечатку рубрики «Путешествия». Улыбнулся загадочно, как будто речь пойдет о фривольных картинках, и разложил передо мной бумажную простыню с видами Парижа.
– Маша, вы идете завтра на день рождения к Леше? – наклонился Денис так близко, что защекотал усами мочку моего уха.
– Не знаю, – неуверенно сказала я, прикидывая, чем моей репутации грозит такая таинственность. – Все будет зависеть от того, сколько работы я успею сделать сегодня.
– Я ваши материалы сверстаю в первую очередь, – подмигнул Дениска и растворился за дверью.
Что бы это значило?
 
Долго мучилась над заголовком к Парижу. В прошлый раз также потела над «Пушкинскими горами». Бесспорно гениальные варианты, которые я предлагала, перечеркивались если не Мариной, то Сусанной Ивановной. От вида усадьбы гения тошнило, памятник Пушкину пробуждал в душе варварские желания. Страстно хотелось написать: «В Пушкинские горы? Никогда!»
Теперь тоже самое повторилось с Парижем. Ступор мысли. Лидочка говорит, что это синдром хронической усталости, она с ним давно дружит. Эйфелева башня щетинилась железным скелетом, глумливо взирал собор Парижской Богоматери. Я набрала: «Парижские прогулки запомнятся на всю жизнь».
Распечатка вернулась от Марины с пометкой: «Только не надо угрожать».

* * *

Позвонила Варька и пригласила в выходные к себе на дачу. Будем, обещала, пить винище, жарить мясо на дорогостоящем покупном угле и говорить об искусстве. Варька взялась обеспечить интеллектуальную часть вечера – пустопорожние беседы и транспортную – доставить нас с Гришкой на машине. Мясо купит ее друг. От меня требуется только собрать Гришку и приехать в субботу утром к Дому художника на Крымском валу, откуда нас и повезет на своем иностранном автомобиле Варя. Антона решено не брать. Пусть сидит в городе и страдает.
Я немного подумала и согласилась.
К пяти часам неожиданно устали глаза и разболелась соображалка. В голове есть участок мозга, отвечающий за процесс мыслительный. К сожалению, это не самое сильное место в моем организме, и когда восемь часов сидишь и выдаешь сотни заголовков и тринадцатый вариант текста, который ненавидишь уже страстно и пылко, то начинает болеть именно этот участок. Характерная такая боль – ноет и головокружит.
– Маша, я знаю, с каким номером придется выступать на корпоративном мероприятии… – зашептала Лидочка через стол.
– Главное – не петь, – умоляюще посмотрела я на коллегу.
– Все гораздо хуже, – в беззвучном плаче содрогнулась Лидочка. – Это будет инсценировка «Трех поросят». Вы себе это представляете?
– Почему «Трех поросят»? – обалдело уставилась я на Лидочку. – Что за бред? При чем тут «Галя»?
– Ни при чем. Ганс считает, что это будет весело.
– Это идея Ганса? Кто ему прочитал «Трех поросят»?
– Доброжелатели всегда найдутся, – гневно сверкнула глазами Лидочка. – И добавила громко: – Это же гадюшник, а не редакция!
– Фи, – немедленно послышалось из корректорского угла, – как это неинтеллигентно, Лида. Виварий, а не гадюшник…
 
Честно говоря, когда Лидочка сказала про «Трех поросят», я подумала, что у нее на почве бракоразводного процесса окончательно поехала крыша. Разведка донесла, что престарелому ловеласу удалось-таки отсудить часть подержанного автомобиля, и теперь он точит когти на заброшенный дачный участок где-то под Тулой. Нежелание делиться машиной Лидочка настойчиво мотивировала любовью к сыну – вырастет мальчик и захочет водить драный жигуль. С поросшими лопухами шестью с половиной сотками было сложнее: на участок никто не ездил много лет, к тому же имелась задолженность по налогу на землепользование. В последнее время Лидочка повадилась рассказывать о милой девушке, с которой дружит ее сын. Не иначе решила прикрыть шесть соток заботой о будущих внуках. Интересно, сама-то она понимает, что главный двигатель ее поступков – алчность и стремление отомстить бывшему мужу?
Однако несмотря на все жизненные катаклизмы, Лидочка оказалась совершенно права. Я поняла это, когда увидела в руках нашего немецкого куратора тоненькую детскую книжицу – Михалкова. На обложке плясали толстопопые поросята в голубых матросках.
 
– Будет вечеринка! – сообщил Ганс несчастным сотрудникам «Гали», измученным битвой с русским языком. – Будет весело. – И подмигнув мне, добавил: – Будет много пива.
Видимо, он никак не мог забыть моего внезапного появления на морозном крыльце немецкой пивнухи. Возможно, я даже стала для него частью далекой любимой родины. С этим придется смириться.
– Будем делать свиней! – продолжил Гансик, сияя от счастья. – Все будут петь и танцевать, а я и герр Финшер – смеяться.
– Звери, – прошептала Лидочка где-то у меня за спиной.
Сусанна Ивановна бросила на нас грозный взгляд. Я изобразила ей глазами: «Это не я! Я ничего такого не думаю!»
Ганс меж тем упивался властью:
– Свиней надо через неделю, время – капут. Сусанна Ивановна помогла мне написать слова для всех. Для каждой свиньи, для волка и для стрекозы. Сейчас она раздаст вам слова. Я желаю приятно провести время. Встретимся на вечеринке!
Он радостно сжал свои веснушчатые ручки в кулачки, широко улыбнулся и покинул наше собрание. После его ухода воцарилась тишина. Только тяжело дышала Лидочка и мерно капала в чашку валерьянка корректора.
 
Наконец Сусанна Ивановна откашлялась и, пересчитав бумаги из тоненькой розовой папки, сказала:
– Корпоративная вечеринка – это не добровольное мероприятие. Это такая же работа, как подготовка очередного номера журнала. Прошу отнестись со всей серьезностью. Ганс был столь добр, что сам распределил роли… Сейчас я вам раздам слова…
Помнится, во втором классе подмосковной школы, где я постигала грамоту, широко практиковалась такая форма обучения, как чтение детских пьес по ролям. Обычно действующих героев было немного, а читать нужно было всем, по очереди. Распределения ролей ждали как Голгофы. Если кому-то доставалось озвучить реплики Бабы-Яги, то пропала перемена – засмеют. Подозреваю, что Ольга Прохоровна – наша учительница – знала об этом и нарочно назначала лешими и кикиморами самых несимпатичных ей учеников.
– Итак… – приступила Сусанна Ивановна, перелистывая бумаги, – старший поросенок, который построил домик из соломы…
Мы замерли.
– …Марина, это ваша роль.
Выпускающий редактор поперхнулась чаем.
– Второй поросенок, который построил домик из хвороста… Так… Это у нас Надежда.
Надька скроила недовольную рожицу:
– Почему я поросенок? Я уже три дня как на диете…
– Младший поросенок, самый умный и трудолюбивый, – продолжала главный редактор, не обращая внимания на реакцию коллектива, – Лидия… Да, Лида, это ваша роль.
Лидочка побагровела и задышала, как астматик.
– Волком у нас будет, как вы, наверное, все догадались, Денис.
У меня отлегло от сердца, молодой усатый верстальщик хищно оскалился.
– Еще у нас есть две стрекозы. Это, судя по записям Ганса, Маша и Инна Владиславовна.
– Кто? – пискнула корректор.
– Я понимаю, что вы хотите спросить, – голосом классной дамы сказала Сусанна Ивановна. – Вы хотите спросить, откуда в сказке о трех поросятах взялись стрекозы. Объясняю: Ганс был столь добр, что переписал Михалкова, чтобы никому не было обидно. Количество действующих героев, вы сами понимаете, должно равняться количеству сотрудников журнала «Галя».
Инна Владиславовна всхлипнула.
– Единственное, что я могу для вас сделать, – продолжила Сусанна Ивановна, – дать вам роль стрекозы, которой не нужно петь.
– Минуточку, – встрепенулась я, – выходит, что роль второй стрекозы, которая с какого-то ляду поет, достанется мне?
– Маша, у вас совсем недавно прошел испытательный срок. На вашем месте я бы не спорила, – сухо бросила начальница. – Инна Владиславовна, вернемся к вашей стрекозе… Здесь буквально несколько невинных реплик. Крылья и пачку вам выдадут. А вот поросятам придется делать себе пятачки из папье-маше самостоятельно.
Лидочка закашлялась.
– Да, из папье-маше, – строго повторила Сусанна Ивановна. – И желательно, чтобы все пятачки были в одном стиле.
– Я не выйду на сцену в свинячьем пятачке, – взбунтовалась Надька.
– Еще как выйдете. Это лучше, чем в балетной пачке и с крыльями на проволоке.
– Я согласна выйти голой, только не петь, – взмолилась я.
– Можете обговорить свое дивное предложение с Гансом, – язвительно предложила Лидочка. – Мне кажется, вам легко удастся его убедить.
– Что вы хотите этим сказать? – возмутилась я.
– Ничего такого, что не было бы ясно и без моих слов, – невинно ответила Лидочка.
– Лида, перестаньте, – вмешалась Марина, – не затягивайте это удовольствие. Всем пора домой, у всех семьи.
– Как вам не стыдно бить по ране? – Лидочка вскочила и, истерически заломив руки, выбежала из комнаты.
– Марина, вы действительно зря так, зря… – укорила Сусанна Ивановна. – Вы же понимаете, что Лида сейчас все разговоры о семье воспринимает как намек на свой развод.
– Девушки, я есть хочу, – подал голос Дениска, – не пора ли нам пора?
– Вы можете быть свободны, только возьмите свои слова. Я имею в виду, слова волка. Там тоже что-то про еду, вам это будет близко. – Сусанна Ивановна передала Денису распечатку.
 
Я тоже молча протянула руку и получила розовенькую бумажку вместо стандартной белой. Внизу стояло бредовое четверостишье, которое мне предлагалось петь со сцены.
Я милая стрекозка,
в густом лесу живу,
веселых поросяток
я до смерти люблю.
 
К метро мы шли с Надькой. Мало того, что она сегодня в той кофточке, которая расстегивалась до пупа (бедный Дениска!), так к вечеру Надюха еще сломала молнию на брюках. Штаны падали, через каждые пять метров Надька отбегала за придорожные палатки и, хихикая, подтягивала их, пыталась зафиксировать. Все зря. Осознание того, что она может в любую минуту оказаться без порток посреди улицы, похоже, страшно ее возбуждало, и она веселилась неудержимо, говорила фривольности и бежала резвым галопом. Я подумала о том, какие чувства появились бы у меня, если бы сломалась моя молния. Думаю, сначала я бы выругалась про себя, потом два раза вслух, а через пятнадцать минут просто взяла такси и поехала бы домой на машине, злая и противная.
***
Гришка встретил меня традиционным вопросом:
– Мама, а ты мне че купила?
– Ниче. А как же любовь? Просто так, без подарков?
– Мама, мне надо купить самокат. И самурая. И еще пистолет. И такого робота синего. И короля. И Фродо еще надо купить. И эльфа…
– Ага. А Лив Тайлер папе не купить? С сиськами и с ушками. Не купить, нет? Пойди, папу спроси…
Антон смирно сидел на диване, в руках держал детскую книгу – видать, только что читал Гришке. Посуда вымыта, в вазе – не поверите! – букетик жухлых подмосковных розочек. Образцовый семьянин, пример для подражания. С чего бы это?
Однако не все предусмотрел. Например, забыл надеть Гришке трусы. В результате сопливый ребенок ходит по квартире в хлопчатобумажных колготках на босу попу. Колготки висят сзади трогательным мешочком.
– Мама, как называется это? – Гришка нарисовал на листочке круг, разделил пополам. Получилась натурально попа.
Что ему сказать, чтоб не погрешить против истины и при этом не обидеть его творческие искания?
– Спроси папу, – говорю.
 
Антон благодушно улыбнулся. Ни дать ни взять – мечта приличной женщины. Я не стала вступать в контакт ответной улыбкой, сделала лицо неприступной леди и ушла на кухню ставить чайник. Гришка побежал за мной.
– Мама, мама, я убил моль!
Мой сын легко переходит от одной темы разговора к другой. Для него главное – выплеснуть как можно больше эмоций на того, кто пришел, и кого он, искренний маленький человек, ждал. Присмотрелась – и правда: на ладошке распростертый шерстеед в бежевой пыльце.
– Фу, пойди в ванную вымой руки.
– Нет, я ее утоплю.
Ребенок сосредоточенно попытался отлепить трупик моли от бледно-розовой ладошки, чтобы она ровно упала в лужицу воды, образовавшуюся на кухонном столе после мытья посуды.
– Гриша, не балуйся! Вымой руки, сейчас чай будем пить…
Электрический чайник начал мелко трястись – закипает.
Сын оставил идею утопить труп моли в посудной луже.
– Мама, мама, я буду ее теперь варить! – И попытался подержать несчастную над паром, что повалил из носика чайника.
– Гриша! Ну что ж за дети-садисты пошли! Ты же обожжешься!
Моль отклеилась от ручки и упала на пол. Уничтоженная и растерзанная, она лежала, распростерши крылья…
Тихо, практически бесшумно, в кухне появились двое – Антон и кот. Первый присел на краешек табуретки, сложил руки на коленках, как двоечник в учительской. Второй заурчал, прищурился и подобострастно пошевелил усами в мою сторону.
– Мама, а я почти не кашляю, – сообщил Гришка, залезая на свободный табурет.
– Это хорошо, – разговариваю я с сыном, не обращая внимания на мужа и кота, – потому что в субботу мы едем на дачу к тете Варе. Ты должен выздороветь за два дня, иначе не поедешь.
– Машенька, а я в субботу не смогу… – тихо сказал Антон, виновато глядя исподлобья, у меня честное-честное слово работа…
– А тебя никто и не приглашает, – холодно сказала я, – мы едем с Гришей вдвоем.
 
И ушла на балкон за тазом, гордо подняв голову. Антон униженно промолчал. Все-таки чует кошка, что слопала чужое мясо.
Я стала завлекать Гришку парить ноги личным примером: запихала левую ногу в высокий таз с горячей водой. Теперь одна нога красная и чистая, а другая – так себе. Что делать? Прежний вид левой не вернуть, правую мыть – лучше пристрелите сразу.
Гришка визжал, щипался и ноги в горячую воду совать не хотел. Шантажировала его поездкой на Варькину дачу, пугала незнакомым словом «отит». Гришка ныл и упирался. Сошлись на том, что я куплю ему набор белых викингов. Все-таки самый действенный способ – прямой подкуп, я всегда это знала.

Разместить в ЖЖ ДАть свою заметку
Знакомства и свидания Похудание и диета Отношения и интим
ИДЕАЛЬНЫЙ МУЖЧИНA НА ЗАКАЗ. ДОСТАВКА БЕСПЛАТНО.
Моя университетская подруга Ира умела договариваться с мирозданием. И так это у нее ловко получалось, нам всем оставалось только завидовать. Бывало, ... Читать >>
СОЗДАТЕЛЬ И ВЛАДЕЛЕЦ ИМПЕРИИ ОЗ

Его имя звучит так же, как название волшебной страны, где животные и птицы разговаривают, а дорога вымощена желтым кирпичом. Он однофамилец од... Читать >>

ЧЕМ МЕРЯТЬСЯ БУДЕМ, ДЕВОЧКИ?
Отсутствие фаллоса, как единого и объективного критерия оценки собственной крутости, вовсе не означает, что меряться нечем. Это я вам как женщина гов... Читать >>
Детская литература Рецензии Авторство и книги
ЧИК-ЧИРИК ПРЕВРАЩЕНИЯ
Рецензия на книгу Валерия Медведева "Баранкин, будь человеком!" Самовар, 2009... Читать >>
СКАЗКА О ТОМ, КАК ЗЛОЙ ДУХ И ЧОАСКМЙ РЕБЕ СПАСЛИ ОКЕАН КУРИНОГО БУЛЬОНА
Рецензия на книгу Франсин Проуз "Дибук. История, случившаяся на небесах". Текст, Книжники, 2010. Перевод Валерия Генкина... Читать >>
ВДОЛЬ СПЯЩЕГО РОДНИКА МИМО ЗЛОВЕЩЕЙ ГОРЫ ЧЕРЕЗ ДОЛИНУ ПРОПАВШИХ ЛЕЖИТ ПУТЬ РЫЦАРЯ...
Рецензия на книгу Эмили Родда "Всё о волшебной стране Тилоаре", Азбука, 2007. Перевод Дарьи Тимошук и Юлии Скоробогатовой... Читать >>
Авторство и книги Авторство и книги Юмор
КНИГА ДЛЯ ТЕХ, КТО МЕЧТАЕТ О МЛАДШЕМ БРАТЕ
Рецензия на книгу Эдуарда Успенского "Про мальчика Яшу", Планета детства, 2001... Читать >>
АТОМНАЯ СКАЗКА
Рецензия на книжку Антонины Лукьяновой "Настоящая физика для мальчиков и девочек", Интеллект-Центр, 2008... Читать >>
Дневник героической матери Part 3 (Парт сри). Вторник
Ночью организм затребовал «до ветру». На улице темно и, предположительно, вокруг дома бродят плохие люди, дикие животные и потусторонние ... Читать >>
Юмор Драматургия Драматургия
Дневник героической матери Part 4 (Парт фор). Среда
Вчера вечером (во вторник) поставила возле столика под кустом акации пластиковый стаканчик с молоком, которое недопил ребенок. Ночью, разумеется, при... Читать >>
КАРТА ДЛЯ ДЕДА МОРОЗА
Сказка о том, как Баба Яга отправила Деда Мороза в Австралию и горько об этом пожалела... Читать >>
ГЛАВНЫЙ НОВОГОДНИЙ ВОЛШЕБНИК
Сказка о том, как в сказочном царстве-государстве искали волшебника, который новогоднюю елочку зажжет и подарки всем подарит... Читать >>
Обновления заметок
Елена  Смирягина
Елена Смирягина
Cборники заметок
Комментировать
Автору ДА 867
Авторская колонка
ДОБРОЕ УТРО 25 АВГУСТА 2014
Понедельник. Утро. Кофе. Голова. Нет, не после вчерашнего. Просто я третий день болею. С этими мелкими детьми я переболела всеми детскими соплями за... Читать >>
Проза
СУДЬБОНОСНАЯ БОМБА
В метро рядом уселась сумасшедшая и поет – отвлекает меня от скорбных мыслей. Я сделала вид, что читаю книгу, хотя застряла на двадцатой страни... Читать >>
Авторская колонка
ДОБРОЕ УТРО ОТ 13.11.15: ДЕЛАТЬ ЛИ С ДЕТЬМИ УРОКИ
Умные люди (психологи, ясен пень) знают как нам всем жить, а особенно как воспитывать детей. Я почему так говорю – постоянно натыкаюсь на ссылк... Читать >>
Авторская колонка
С ДОБРЫМ УТРОМ ОТ 22.10.15: ДОМОХОЗЯЙКА VS РАБОТАЮЩАЯ МАТЬ
Разговаривала намедни с племянницей. Она живет в Израиле года четыре, последние два сидит дома с маленькой дочкой. Дочку зовут Иви, она совершенно пр... Читать >>
Ностальгия
ГДЕ МОИ СЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ...
Кривобокий троллейбус маршрута «Б» тяжело, со скрипом, будто преодолевая сильное сопротивление, закрыл двери и покатился по проспекту Мар... Читать >>